Авторы размышляют о том, чего стоит процветание в век автоматики, когда главное преимущество наиболее бедных стран — дешевая рабочая сила — на глазах теряет свою ценность. По их мнению, торговля услугами займет небывалую долю в мировой экономике. Но страны с развитой экономикой не готовы извлечь выгоду из меняющихся моделей глобализации, они — отгораживаются от мира.

 Foreign Affairs (США): будущие лидеры мировой экономики

04.07.2019

Сьюзан Лунд (Susan Lund), Джеймс Маньика (James Manyika), Майкл Спенс (Michael Spence)

Страны, которые некогда возглавляли движение мира к экономической открытости, теперь скатываются в протекционизм. За прошедшие два с половиной года Соединенные Штаты вышли из Транстихоокеанского партнерства и ввели пошлины на сталь, алюминий и широкий ассортимент других китайских товаров. Соединенное Королевство постепенно выходит из крупнейшей в мире зоны свободной торговли. А рост националистических настроений угрожает тем, что подобное саморазрушительное поведение повторится в других местах. Богатый мир разворачивается внутрь.

Худший момент для этого трудно представить. Хотя сейчас набирает обороты критика свободной торговли, глобализация сама по себе оборачивается в пользу богатых стран. Экономический рост в развивающихся странах стимулирует спрос на продукцию, производимую в развитых странах. Торговля услугами — на подъеме. Компании размещают производство ближе к своим клиентам, чтобы быстрее реагировать на изменения спроса. Автоматизация производства снизила темп постоянного поиска людей, желающих работать за все более низкую заработную плату. А то, какими сложными становятся современные товары, означает, что разработка, дизайн и техническое обслуживание становятся важнее, чем само производство.

Все эти тенденции играют на руку сильным сторонам развитых стран, где квалифицированная рабочая сила, серьезный капитал, огромная клиентская база и целые кластеры высокотехнологичных компаний работают вместе на современную экономику. Страны со средним уровнем дохода, такие как Китай и Мексика, также могут извлечь выгоду из следующего этапа глобализации (хотя изменение структуры торговли и инвестиций может оставить за бортом часть их рабочей силы, как это происходит в богатых странах последние два десятилетия). При этом главное преимущество наиболее бедных стран — дешевая рабочая сила — на глазах будет терять свою ценность.

 

Богатые страны выбрали чрезвычайно неудачное время, чтобы начать отгораживаться от торговли, инвестиций и иммиграции. Вместо того, чтобы сжигать мосты сейчас, когда преимущества глобализации начали возвращаться в развитый мир, им следовало бы научиться извлекать выгоду из этих меняющихся моделей глобализации. Сделать так, чтобы выгодно было всем, а не только тем, кто уже успешен, будет непростой задачей. Но зато есть один надежный способ убедиться, что все потеряют — богатым странам всего лишь нужно отвернуться от открытого мира тогда, когда они становятся его хозяевами.

В БЫЛЫЕ ВРЕМЕНА…

В 1990-х и в начале текущего столетия стремительно развивалась торговля, в особенности — промышленными товарами и природными ресурсами. Вступление Китая во Всемирную торговую организацию в 2001 году помогло создать огромный новый центр для производства трудоемких товаров. Цифровая революция позволила многонациональным компаниям расширить цепочки поставок по всему миру. Этот всплеск глобализации частично был вызван торговлей промежуточными товарами, такими как сырье и компьютерные микросхемы, номинальная стоимость которых утроилась — с 2,5 триллиона долларов в 1995 году до 7,5 триллиона долларов в 2007 году. За этот период общая стоимость товаров, продаваемых каждый год, росла более чем вдвое быстрее, чем мировой ВВП.

Затем наступил Великий экономический спад. Глобальные торговые потоки резко сократились. Большинство аналитиков предполагало, что, как только начнется постепенное восстановление мировой экономики, торговля возобновится. Они ошибались. С 2007 по 2017 годы экспорт сократился с 28% до 23% мирового валового продукта. Спад был наиболее ощутим в отношении внешнеторговых товаров со сложными глобальными цепочками добавленной стоимости, таких как компьютеры, электроника, транспортные средства и химикаты. Спустя десятилетие после Великого спада становится очевидным, что торговля не возвращается к своим прежним моделям и темпам роста.

Торговля услугами займет небывалую долю в мировой экономике.

Отчасти это происходит потому, что расстановка сил в мировой экономике меняется по мере того, как Китай и другие страны с развивающимися рынками достигают следующей стадии развития. После того, как в течение нескольких десятилетий развивающиеся страны участвовали в мировой торговле в основном в качестве производителей, они становятся сейчас основными двигателями спроса в мире. Например, в 2016 году автопроизводители продали на 40% автомобилей больше в Китае, чем в Европе. Ожидается, что к 2025 году развивающиеся рынки будут потреблять две трети мировых промышленных товаров, а к 2030 году они будут потреблять более половины всех товаров.

Растущий спрос Китая означает, что там продается больше товаров местного производства. В 2007 году Китай экспортировал 55% потребительских электронных товаров и 37% производимого им текстиля; в 2017 году эти цифры составляли 29 % и 17% соответственно. Другие страны с развивающейся экономикой идут по тому же пути.

Кроме того, развивающиеся страны теперь меньше полагаются на промежуточный импорт. Китай впервые вышел на мировую торговую арену в 1990-х годах, импортируя сырье и комплектующие, которые затем перерабатывал в готовую продукцию для экспорта. Но все изменилось. В некоторых секторах, включая компьютеры, электронику, транспортные средства и оборудование, Китай теперь производит гораздо более сложные компоненты в значительно более широком ассортименте, чем два десятилетия назад.

Торговля все сильнее концентрируется в определенных регионах, особенно в Европе и Азии. Отчасти это является результатом более высокого внутреннего спроса со стороны стран с формирующимся рынком, но это также обусловлено возросшей важностью скорости. Близость к потребителям позволяет компаниям быстрее реагировать на меняющийся спрос и новые тенденции. Многие компании создают региональные цепочки поставок рядом с каждым из своих основных рынков. Например, компания «Адидас» (Adidas) предпочла разместить автоматизированные фабрики (так называемые Speedfactories) для производства новой обуви в Германии и США, а не в привычных для нее местах в Индонезии. Компания «Зара» (Zara) — пионер индустрии «быстрой моды»: она обновляет ассортимент товаров в магазинах дважды в неделю. Более половины из нескольких тысяч поставщиков компании сосредоточены в Марокко, Португалии, Испании и Турции, где они могут обслуживать европейский и американский рынки. Путь нового дизайна «Зара» от чертежной доски до магазина на Манхэттене занимает 25 дней.

Развитие новых технологий, рост уровня проникновения интернета и появление искусственного интеллекта (ИИ) также меняют структуру торговли. С 2005 по 2017 год объем данных, передаваемых через границы каждую секунду, увеличился в 148 раз. Доступность дешевой и быстрой цифровой связи способствовала росту торговли. Платформы электронной коммерции позволяют покупателям и продавцам легче находить друг друга. Устройства с умными технологиями — повседневные продукты с подключением к интернету — позволяют компаниям отслеживать свои цепочки поставок по всему миру и контролировать их.

Тем не менее не все новые технологии ведут к росту торговли. Некоторые, такие как робототехника, автоматизация, искусственный интеллект и трехмерная печать, изменяют природу торговых потоков, но не увеличивают общий объем торговли. Фабрики десятилетиями использовали роботов, но только для выполнения рутинных задач. Теперь новые технологические достижения, такие как зрение на основе искусственного интеллекта, понимание языка и мелкая моторика, позволяют производственным роботам выполнять задачи, которые раньше были им недоступны. Они могут собирать сложные компоненты и начинают работать с деликатными материалами, такими как текстиль.

Расцвет автоматизации означает, что компаниям не нужно беспокоиться о стоимости рабочей силы при выборе места для инвестирования. В последние десятилетия компании стремились найти низкооплачиваемую рабочую силу, даже если для этого приходилось создавать длинные и сложные цепочки поставок. Эта модель уже не является доминирующей: сегодня только 18% всей торговли товарами включает экспорт из страны с низкой заработной платой в страну с высокой заработной платой. Теперь важны другие факторы, такие как доступ к ресурсам, скорость, с которой фирмы могут доставлять свою продукцию потребителям, и навыки, имеющиеся у работников. Компании строят полностью автоматизированные фабрики по производству текстиля, одежды, обуви и игрушек — трудоемких товаров, которые позволили Китаю и другим развивающимся странам занять свое место в мировом производстве. Экспорт из стран с низкой заработной платой в страны с высокой заработной платой сократился с 55% всего экспорта этих видов дешевых трудоемких товаров в 2007 году до 43% в 2017 году.

…И ТЕПЕРЬ

Торговля товарами, возможно, и замедляется относительно глобального экономического роста, а торговля услугами — нет. С 2007 года мировая торговля услугами росла более чем на 60% быстрее, чем мировая торговля товарами. Торговля в некоторых секторах, включая телекоммуникации, информационные технологии, бизнес-услуги и интеллектуальную собственность, в настоящее время растет в два-три раза быстрее, чем торговля товарами. В 2017 году объем мировой торговли услугами составил 5,1 триллиона долларов, что намного меньше, чем 17,3 триллиона долларов продаваемых во всем мире товаров. Однако эти цифры занижены. Национальные системы бухгалтерского учета, например, не отделяют научно-исследовательские разработки, дизайн, продажи и маркетинг, а также услуги по обработке документов от физического производства товаров. С учетом этих элементов услуги составляют почти треть стоимости продаваемых промышленных товаров. И компании все чаще обращаются к иностранным поставщикам этих услуг. Хотя услуги, поддающиеся непосредственному измерению, составляют только 23% от общего объема торговли, в настоящее время на услуги приходится 45% добавленной стоимости продаваемых товаров.

 

Торговля услугами будет занимать все большую долю в мировой экономике, поскольку производители и розничные продавцы теперь готовы предоставить потребителям целый спектр новых услуг, а не только товары. Например, производители легковых и грузовых автомобилей устанавливают партнерские отношения с компаниями, которые разрабатывают технологии автономного вождения, сдают в аренду автомобили или предоставляют услуги каршеринга, предвидя отход от традиционной модели единовременных покупок транспортных средств. Облачная обработка данных популяризировала модель оплаты по факту потребления и подписку на хранение и программное обеспечение, освобождая пользователей от крупных инвестиций в собственное оборудование. Сверхбыстрые беспроводные сети 5G подарят компаниям новые способы предоставления услуг, такие как хирургические операции, выполняемые роботами с дистанционным управлением, и удаленное обслуживание инфраструктуры, которое стало возможным благодаря воссозданию виртуальной модели соответствующего места.

 

На протяжении десятков лет производственные фирмы создавали физические объекты. Сегодня это уже не обязательно. Некоторые многонациональные компании, в том числе «Эппл» (Apple) и многие фармацевтические фирмы превратились в «виртуальных производителей» — компании, которые разрабатывают, продают и распространяют продукт, но полагаются на подрядчиков, которые его на самом деле производят.

Эти изменения отражают более масштабный сдвиг в сторону нематериальных товаров. Во многих отраслях научно-исследовательские разработки, маркетинг, дистрибуция и послепродажное обслуживание в настоящее время создают большую стоимость, чем реальные товары, и они развиваются быстрее. Экономист Кэрол Коррадо (Carol Corrado) показала, что ежегодные инвестиции фирм в нематериальные активы, такие как программное обеспечение, бренды и интеллектуальная собственность, превышают их инвестиции в здания, оборудование и другие физические активы. Частично это связано с тем, что продукты стали более сложными. Например, сейчас на программное обеспечение приходится 10% стоимости новых автомобилей, и, согласно прогнозу компании «Маккинзи» (McKinsey) ожидается, что эта доля вырастет до 30% к 2030 году.

Товары по-прежнему имеют значение. Компании по-прежнему вынуждены перемещать товары через границы, пусть даже в их производстве услуги стали играть более значимую роль. Пошлины на товары нарушают и искажают эти потоки и снижают производительность. Это означает, что они также работают как пошлины на соответствующие услуги. Пошлины на промежуточные товары увеличивают затраты для производителей и приводят к своего рода двойному налогообложению конечного экспорта. Словом, доводы в пользу свободной торговли сегодня так же сильны, как и три десятилетия назад.

ХОРОШИЕ НОВОСТИ ДЛЯ ЗАПАДА

Американцы и европейцы из среднего класса понесли основную тяжесть потери рабочих мест, вызванной последней волной глобализации. За таким существенным исключением, как Германия, в странах с развитой экономикой за последние два десятилетия резко сократилась занятость на производстве. В Соединенных Штатах количество занятых на производстве людей сократилось с 17,6 миллиона в 1997 году до 11,5 миллиона в 2010 году, а на сегодняшний день снова выросло, но ненамного — до 12,8 миллиона.

Тем не менее страны с развитой экономикой выиграют от следующего этапа глобализации. Будущее, которое зависит от инноваций, цифровых технологий, услуг и близости к потребителям, четко совпадает с их сильными сторонами: квалифицированной рабочей силой, надежной защитой интеллектуальной собственности, прибыльными потребительскими рынками, а также ведущими высокотехнологичными фирмами и системой платформ для стартапов. Развитые страны, которые воспользуются этими преимуществами, будут процветать. Те, кто не сумеет этого сделать — не будут.

Рабочие места в сфере производства еще не возвращаются в богатые страны мира в огромных количествах, но уже появились некоторые обнадеживающие признаки. За последние годы несколько крупных компаний, таких как «Адидас» (Adidas), «Фаст радиус» (Fast Radius) и «Линкольн электрик» (Lincoln Electric), открыли производственные объекты в США. «Эппл» (Apple) объявила о значительном увеличении операций в Остине, штат Техас, и планирует строительство новых центров обработки данных и исследовательских центров в других городах США. Компании из развивающихся стран также начали инвестировать больше средств Соединенные Штаты и Европу.

Рост торговли услугами придает дополнительный импульс странам с развитой экономикой. Годовое сальдо торговли услугами Соединенных Штатов, Европы и других развитых стран, вместе взятых, составляет почти 480 миллиардов долларов, в два раза больше, чем десять лет назад — это наглядно показывает их конкурентное преимущество в этих отраслях. Новые технологии позволят компаниям предоставлять больше услуг удаленно в таких сферах, как образование и здравоохранение. Страны, которые уже специализируются на экспорте услуг, такие как Франция, Швеция, Великобритания и Соединенные Штаты, в состоянии извлечь выгоду из этих тенденций.

Развивающиеся рынки становятся главными мировыми двигателями спроса.

Наконец, по мере того, как развивающийся мир становится богаче, он будет покупать больше автомобилей, компьютеров, самолетов и техники у развитых стран. Страны с развитой экономикой направляют более 40% своего экспорта на развивающиеся рынки, что почти вдвое больше, чем 20 лет назад. Только в 2017 году было экспортировано товаров на сумму более 4 триллионов долларов.

Однако картина для стран с развитой экономикой не всегда одинаково радужна. Некоторые отрасли столкнутся с новой жесткой конкуренцией со стороны развивающихся стран. Местные компании в Бразилии, Китае и других странах со средним уровнем дохода развиваются и превращаются в отрасли с более высокой добавленной стоимостью, такие как производство суперкомпьютеров, аэрокосмических и солнечных панелей, и меньше зависят от импортных деталей из развитых стран. Китайские компании начинают производить компьютерные микросхемы, которые раньше закупали за рубежом. (Хотя чипы для смартфонов Китай по-прежнему импортирует.) Общий годовой объем промежуточных товаров, которые Китай закупал в Германии для транспортных средств, машин и других сложных товаров, достиг максимума в 2014 году, составив 44 миллиарда долларов; на 2017 год этот показатель равнялся 37 миллиардам долларов. Япония и Южная Корея также столкнулись с сокращением экспорта промежуточных товаров в Китай. Инициатива «Сделано в Китае — 2025» направлена на укрепление сильных сторон страны в таких передовых областях, как искусственный интеллект, беспроводные системы 5G и робототехника.

ЗАСТРЯЛИ ПОСЕРЕДИНЕ

Страны со средним уровнем дохода, такие как Бразилия, Китай, Венгрия, Мексика, Марокко, Польша, Южная Африка, Таиланд и Турция, получат некоторые преимущества от новой волны глобализации, но они также столкнутся с новыми трудностями. Такие страны играют важную роль в сложных цепочках по производству транспортных средств, автомобилей, электроники, химикатов и транспортного оборудования. Они одновременно являются поставщиками и конкурентами для компаний из стран с развитой экономикой, которые традиционно доминировали в этих отраслях.

Ряд стран со средним уровнем дохода имеют прочное преимущество: они расположены поблизости от основных потребительских рынков в странах с развитой экономикой. Поскольку автоматизация делает затраты на рабочую силу менее важными, многие многонациональные компании предпочитают строить новые заводы не в странах с самой низкой заработной платой, а в странах, которые ближе к основным потребительским рынкам, и которые по-прежнему готовы на более низкую заработную плату, чем богатые страны. Мексика отвечает всем требованиям США; Марокко, Турция и страны Восточной Европы отлично подходят для стран Западной Европы, равно как и Малайзия и Таиланд — для более богатых азиатских стран, таких как Япония и более богатые регионы Китая.

Другие страны со средним уровнем дохода также могут извлечь выгоду из разворота от товаров к услугам. Например, Коста-Рика в настоящее время является крупным экспортером деловых услуг, таких как бухгалтерский учет, аналитика и поддержка информационных технологий. За последние десять лет экспорт страны в этих секторах рос в среднем на 34% в год, и сегодня его объем оценивается в 4,5 миллиарда долларов, или 7,6% ВВП Коста-Рики. Ежегодный оборот мировой торговли бизнес-услугами, оказанными третьими лицами, — от бухгалтерского учета до поддержки клиентов — оценивается в 270 миллиардов долларов и продолжает расти. Это открывает новые возможности для стран со средним уровнем дохода, таких как Коста-Рика. Тем не менее, поскольку инструменты искусственного интеллекта способны выполнять большую часть работы, связанной с этими услугами, работники должны быть в состоянии помочь клиентам с устранением более сложных проблем или продажами, если они хотят опередить машины.

У стран со средним уровнем дохода также есть все шансы извлечь выгоду из новых технологий — не только внедряя, но и разрабатывая их. Например, Китай является мировым лидером в сфере мобильных платежей. Такие приложения, как «Вичат пэй» (WeChat Pay) и «Алипэй» (Alipay), позволили китайским потребителям перейти от использования наличных денег к платежам через смартфон, минуя кредитные карты. По данным консалтинговой компании «Айрисёч» (iResearch), в 2017 году сторонние платежные платформы Китая обработали мобильных платежей на сумму около 15,4 триллиона долларов, а это в 40 раз больше, чем в Соединенных Штатах. В дополнение к удешевлению и повышению эффективности транзакций платежные приложения также создают огромные пулы данных, которые их создатели могут использовать для предоставления индивидуально разработанных кредитов, страховых и инвестиционных продуктов. В каждой стране рост сверхмассивов данных поднимает сложные юридические и этические вопросы; особое внимание привлекло использование таких данных государством в Китае. Вероятно, каждая страна придет к своему выводу, но всем придется как-то решать эти проблемы.

Кроме того, электронная коммерция, мобильный интернет, цифровые платежи и финансовые услуги в интернете способствуют экономическому росту, способствующему решению социальных проблем. Отчет Академии Лохань (Luohan Academy), исследовательской группы, созданной компанией «Алибаба» (Alibaba) в 2019 году, показал, что выгоды от нынешней цифровой революции будут распределяться более равномерно, чем выгоды от предыдущих технологических революций. Это связано тем, что цифровые технологии больше не принадлежат только богатым людям из богатых стран. Современные технологии позволили людям во всем мире начать бизнес, привлечь клиентов и получить доступ к финансированию. В отчете говорится, что в Китае цифровые технологии ускорили экономический рост в сельских районах и внутренних провинциях, местах, которые традиционно отставали от побережья.

Даже когда страны со средним уровнем дохода переходят на производство и услуги с более высокой стоимостью, их работники, вероятно, столкнутся с трудностями, аналогичными тем, которые испытывают американские и европейские работники, которых вытеснили цифровые технологии. Фабричные рабочие в Китае, Мексике и Юго-Восточной Азии могут ощутить на себе последствия вытеснения рабочих мест по мере роста заработной платы и развития автоматизации. Исследование экономиста Роберта Аткинсона (Robert Atkinson) показало, что Китай, Чешская Республика, Словения и Таиланд внедряют промышленных роботов быстрее, чем этого можно ожидать, судя по уровням заработной платы. Хотя автоматизация будет способствовать росту производительности и качества продукции, эти страны должны будут помочь работникам, которых заменили машины, и избежать ошибок, допущенных Западом.

РАЗВИВАЮЩИМСЯ СТРАНАМ ПРИДЕТСЯ ТРУДНО

В мире возрастающей автоматизации перспективы стран с низким уровнем дохода становятся все более неопределенными. В краткосрочной перспективе в некоторых странах с низким уровнем заработной платы трудоемкое производство, основанное на экспорте, все еще может расти. Бангладеш, Индия и Вьетнам добиваются уверенного роста экспорта трудоемких производств, пользуясь тем, что в Китае растет заработная плата, и страна делает упор на более сложные и прибыльные продукты. Чтобы старая модель роста производства, ориентированного на экспорт, работала, странам необходимо будет инвестировать в автомобильные, железные дороги, аэропорты и другую логистическую инфраструктуру, а в конечном итоге — в современные высокотехнологичные заводы, которые могут конкурировать с остальными мировыми предприятиями. Бангладеш, Индия и Вьетнам предприняли некоторые конструктивные меры, но им необходимо сделать гораздо больше.

Сможет ли торговля услугами вызвать такой же быстрый рост, как это когда-то сделало производство, в странах, находящихся на ранней стадии развития, — еще неизвестно. В некоторых странах с низким уровнем дохода, таких как Гана, Индия и Филиппины, процветающие отрасли услуг обслуживают предприятия по всему миру. Но даже в этих странах в секторе экспорта услуг занято мало людей, и он вносит небольшой вклад в ВВП. Как и страны со средним уровнем дохода, страны с низким уровнем дохода должны будут перейти к более дорогостоящим видам деятельности, чтобы опередить автоматизацию. Пользующиеся спросом на мировом рынке услуги, такие как транспортные, финансовые и бизнес-услуги, отличаются высоким ростом производительности и могут повысить уровень жизни, но менее коммерчески привлекательные услуги, такие как приготовление пищи, здравоохранение и образование, в которых заняты миллионы людей, пока что показывают низкий рост производительности, поэтому вряд ли могут служить основой долгосрочного процветания.

Технологии могут позволить некоторым людям в странах с низким уровнем дохода продвинуться вперед в экономическом развитии, не повторяя пути, пройденного странами с развитой экономикой. Доступ в интернет позволяет работникам по всему миру использовать онлайн-платформы для внештатной работы, такие как «Апворк» (UpWork), «Файвер» (Fiverr) и «Самасурс» (Samasource), чтобы получать дополнительный доход. Большая часть фрилансеров, работающих на этих платформах, находится в развивающихся странах. Академия Хана (Khan Academy) и «Курсера» (Coursera) обучают языкам и другим компетенциям. Переводчик «Гугл» (Google Translate) устраняет языковые барьеры. «Кива» (Kiva) и «Кикстартер» (Kickstarter) помогают начинающим предпринимателям получать финансирование для их стартапов. А удаленные медицинские услуги делают лучшее медицинское обслуживание доступным для людей в отдаленных уголках мира. Однако использование этих услуг требует широкого доступа к недорогому высокоскоростному интернету. Странам необходимо инвестировать в цифровую инфраструктуру и образование, чтобы добиться успеха в глобальной цифровой экономике. Хотя многим странам удалось сделать начальное образование почти всеобщим, пока еще возникают сложности с тем, чтобы учащиеся могли закончить среднюю школу и получить качественное образование на следующем этапе.

Именно торговля сыграла главную роль в сокращении бедности во всем мире. Если развивающиеся страны сменят стратегию, чтобы воспользоваться преимуществами следующей волны глобализации, торговля, возможно, и дальше будет выводить людей из нищеты в средний класс. А вот страны с развитой экономикой должны кардинально изменить свое мировоззрение. Они отгораживаются от остального мира в тот самый момент, когда им следует открыть навстречу ему свои объятья.

Первоначально данный материал был опубликован на сайте ИНОСМИ.

 

Оставить комментарий

avatar
Новости

Бывший доцент Санкт-Петербургского государственного университета Олег Соколов, признавшийся в убийст [...]

Жительница французского города Тулуза, регион Окситания, родила на танцполе ночного клуба O’Club. Ин [...]

Россиянин Кирилл Терешин, известный как «руки-базуки», появился на публике после операции по удалени [...]

Президент России Владимир Путин заявил, что российской экономике удалось избежать рецессии. По его с [...]

Президент США Дональд Трамп и турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган поручили министрам разработать мер [...]

Гиперзвуковой ракеты, нацеленной на отдаленный военный аэродром, может быть достаточно для того, что [...]

Экскурсионное объединение «Ползком по Питеру» планирует включить в тур по бандитским местам города д [...]

В московском следственном изоляторе №3 обнаружили тело заключенного с перерезанным горлом. 33-летний [...]

Посольство России в Великобритании направило ноту протеста министерству иностранных дел страны из-за [...]

Менеджер российского бойца смешанного стиля (MMA) Хабиба Нурмагомедова Ризван Магомедов рассказал о [...]

Начальника управления Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) России по Ростовской области ге [...]

Вице-премьер по вопросам оборонной промышленности Юрий Борисов предложил президенту России Владимиру [...]

Жительница английского города Брайтон пожаловалась на трудности жизни с большой грудью и попросила у [...]

ВОПРОСЫ ПРОСТОДУШНОГО

 

Почему Ельцин-центр

финансируется из бюджета

государства?

 

 

ФРАЗЫ

 

 

Так повелось,

рожденный ползать

нам объясняет как летать.

 

 

Сайт создан irsolo.com