Несколько недель назад, вскоре после моего назначения государственным секретарем, я прямо обратился к американскому народу. Я сказал, что моя первостепенная задача – проводить американскую внешнюю политику в его интересах, сделать его жизнь безопаснее, создать возможности для семей и общин, справиться с глобальными проблемами, от решения которых зависит его будущее.

И я сказал, что ключевым направлением этой работы на благо американского народа станет подтверждение приверженности нашим союзам и партнерствам во всем мире и активизация их деятельности.

Поэтому я прибыл в Брюссель на этой неделе. Я выступаю перед вами сейчас в штаб-квартире НАТО, оборонного альянса, защищающего нашу безопасность и свободу Европы и Северной Америки уже около 75 лет.

Сегодня американцы не согласны друг с другом в отношении некоторых вещей, но ценность альянсов и партнерств не вызывает разногласий… Нетрудно понять почему. Они видят угрозы, с которыми мы сталкиваемся, такие как изменение климата, пандемия COVID-19, экономическое неравенство, все более напористый Китай, – и они понимают, что Соединенные Штаты могут намного лучше противостоять им вместе с партнерами, чем в одиночку. И то же самое могут сказать все наши союзники.

Сегодня мир выглядит совершенно иначе, чем несколько десятилетий тому назад, когда мы заключали многие из наших союзов – и даже чем четыре года назад. Количество угроз увеличилось. Усилилась конкуренция. Усилилась динамика власти. Вера в наши альянсы была поколеблена, [как и] вера друг в друга и вера в наши обязательства. Вне наших союзов и даже внутри них мы не всегда согласны друг с другом в отношении стоящих перед нами проблем и того, как их решать. Брошен вызов нашим общим ценностям демократии и прав человека – не только из-за рубежа, но и внутри наших стран. И новые угрозы возникают быстрее, чем мы создаем средства их сдерживания.

Ничего из перечисленного не отменяет необходимость альянсов, сегодня, может быть, более острую, чем когда бы то ни было. Вызов, который стоит перед нами, – перестроить и обновить эти альянсы, чтобы они могли противостоять угрозам сегодняшнего дня и продолжали служить нашим народам, как они служили в прошлом.

Сегодня я выступлю с предложениями, как этого добиться.

Прежде всего я определю общие для нас всех угрозы. Далее, я скажу о том, что необходимо сделать для обновления наших альянсов и активизации их деятельности, чтобы они не только служили для защиты от этих угроз, но и защищали наши общие интересы и ценности. И, наконец, я изложу, чего ожидать от Соединенных Штатов и чего мы, в свою очередь, ожидаем от наших союзников.

Начнем с самых серьезных угроз, с которыми мы сегодня сталкиваемся.

На мой взгляд, они делятся на три категории.

К первой из них относятся военные угрозы со стороны других стран. Мы усматриваем их в попытках Китая угрожать свободному судоходству, в милитаризации Южно-Китайского моря, в направленной против стран Индо-Тихоокеанского региона усовершенствованной военной инфраструктуры. Милитаристские амбиции Пекина растут с каждым годом. На фоне современных технологических реалий проблемы, представлявшиеся нам когда-то проблемами далекого будущего, перестали быть такими. Мы усматриваем угрозы в новых военных возможностях и стратегиях, разработанных Россией с целью противостоять нашим альянсам и подорвать основанный на праве порядок, гарантирующий нашу коллективную безопасность. Это и агрессия Москвы в восточной Украине, и наращивание сил, и крупномасштабные учения и акты запугивания в Балтийском и Черном морях, в Восточном Средиземноморье, на Крайнем Севере, и модернизация ядерных возможностей, и применение химического оружия против тех, кто ее критикует, на территории [стран] НАТО.

Кроме Китая и России, региональные акторы, такие как Иран и Северная Корея, стремятся к обладанию ядерным и ракетным оружием, угрожая союзникам и партнерам США.

Ко второй категории угроз нашей безопасности относятся угрозы невоенного характера со стороны многих перечисленных выше стран, угрозы технологические, экономические и информационные. К ним относятся кампании дезинформации и использования в качестве оружия коррупции, чтобы сеять недоверие к нашим демократическим странам, кибератаки, нацеленные на критически важную инфраструктуру, а также хищение интеллектуальной собственности. От вопиющего экономического давления Китая в отношении Австралии до использования Россией дезинформации для подрыва доверия к результатам выборов или к безопасности и эффективности вакцин – все эти агрессивные действия угрожают не только отдельным странам, но и нашим общим ценностям.

И третья категория – это глобальные кризисы, такие как изменение климата и COVID-19. Эти угрозы исходят не от каких-то правительств, а имеют глобальный характер. Повышение температуры, повышение уровня моря, усиливающиеся штормы затрагивают все [сферы деятельности], от боевой готовности до миграционных схем и продовольственной безопасности. Как наглядно продемонстрировала пандемия COVID-19, безопасность нашего здравоохранения уязвима и является нашим самым слабым звеном.

Мы также сталкиваемся с угрозой глобального терроризма, часто пересекающейся с угрозами других категорий. Хотя мы существенно снизили ее опасность, она остается значительной, особенно в случае, когда группировки и отдельные лица пользуются поддержкой правительств или находят пристанище на неуправляемых территориях.

И далее – когда были основаны наши альянсы, многих из этих угроз просто не было. Некоторых не существовало вообще. Но самая сильная сторона наших альянсов в том, что при их создании в них была заложена возможность к адаптации, к решению появляющихся новых проблем.

Итак, вот каким образом мы можем обновить их сегодня.

Во-первых, мы должны подтвердить приверженность нашим союзам и общим ценностям, заложенным в их основу.

Когда 11 сентября Америка подверглась нападению, наши союзники по НАТО немедленно и единогласно ввели в действие Статью 5 – нападение на одного является нападением на всех. До сих пор это единственный случай ее введения в действие в истории – и это было сделано, чтобы защитить Соединенные Штаты. Мы никогда не забудем этого. И сегодня наши союзники могут ожидать от нас того же. Как сказал в прошлом месяце на Мюнхенской конференции по безопасности президент Байден, наша клятва непоколебима: Америка твердо привержена НАТО, включая Статью 5.

Эту приверженность нашим союзникам по НАТО я вновь подтвердил на этой неделе.

И министр обороны Остин, и я также выразили приверженность нашим союзникам в Японии и Южной Корее, где мы недавно завершили переговоры о соглашениях по разделению бремени [затрат], которые в ближайшие годы помогут делу поддержания мира и процветания в свободном и открытом Индо-Тихоокеанском регионе.

Наши альянсы были созданы для защиты общих ценностей. Поэтому, чтобы обновить нашу приверженность им, следует подтвердить нашу верность тем ценностям и основам международных отношений, которые мы обязались защищать – это свободный и открытый порядок, основанный на праве. Здесь нам предстоит много работы. Практически все демократии в мире сталкиваются с проблемами, в том числе и Соединенные Штаты. Мы противостоим глубокому неравенству, систематическому расизму, политической поляризации, всему, что делает нашу демократию менее устойчивой.

Каждый из нас должен продемонстрировать: всегда самой сильной нашей стороной были наши граждане, вера, которую мы вложили в них, чтобы улучшить наши общества и институты. Наибольшая угроза заключается не в несовершенстве демократий – они никогда не были совершенны… наибольшая угроза заключается в том, что наши граждане теряют веру в способность демократии исправить эти недостатки и выполнить наше основное обязательство по формированию более совершенного союза. Демократии тем и отличаются от автократий, что способны и готовы открыто противостоять имеющимся недостаткам, не делать вид, что их не существует и игнорировать их или прятать их под ковер.

Мы также должны поддерживать друг друга в соблюдении ценностей, лежащих в основе наших союзов, и противостоять откату демократии по всему миру. Мы должны говорить об этом вслух, если страны предпринимают шаги в сторону от демократии и соблюдения прав человека. Так работает демократия. Мы открыто решаем наши проблемы. И мы должны помогать таким странам вернуться на верный путь, укрепляя средства защиты демократии, такие как свободная и независимая пресса, антикоррупционные органы и институты, которые стоят на страже верховенства права.

И это также подтверждает нашу приверженность нашим альянсам.

Во-вторых, мы должны модернизировать наши альянсы.

Следует начать с повышения нашего военного потенциала и боеготовности для обеспечения сильного и надежного военного сдерживания. Так, мы должны обеспечить безопасность, надежность и эффективность наших средств стратегического ядерного сдерживания, особенно учитывая модернизацию таких средств в России. Это крайне важно для нашей способности выполнять наши твердые обязательства перед союзниками, даже если мы предпринимаем шаги для дальнейшего снижения роли ядерного оружия в обеспечении национальной безопасности. Мы также будем сотрудничать с союзниками из Индо-Тихоокеанского региона в решении широкого круга сложных проблем безопасности в регионе.

Мы должны расширять наши возможности противостоять угрозам в экономической, технологической и информационной сферах. И мы не можем просто обороняться – мы должны придерживаться позитивного подхода.

Мы видели, как Пекин и Москва все в большей степени использовали критические ресурсы, рынки и технологии, чтобы давить на наших союзников и вбивать клин между нами. Конечно, каждая страна делает собственный выбор. Но мы должны отличать экономическое принуждение от других форм давления. Когда кто-то из нас подвергается давлению, мы должны отвечать как союзники и вместе работать над снижением уязвимости, обеспечивая большую интегрированность наших экономик между собой, чем с нашими конкурентами. Это предполагает сотрудничество в развитии передовых технологий, обеспечение устойчивости наших важных цепочек поставок, введение норм и стандартов регулирования вновь созданных технологий и привлечение к ответственности нарушителей правил. История свидетельствует: когда мы это делаем, все большее количество стран выбирает открытые и безопасные пространства, которые мы строим вместе.

Также мы должны развивать нашу способность противостоять транснациональным угрозам, особенно изменению климата и пандемиям, таким как COVID-19. Эти вызовы настолько глобальны, а предпринимаемые для борьбы с ними меры настолько далеко идущие, что они должны интегрироваться практически во все сферы нашей деятельности и координироваться с широким кругом партнеров.

В-третьих, мы должны создавать более широкие коалиции союзников и партнеров.

Слишком часто мы рассеиваем наши союзы и партнерства. Мы прилагаем недостаточно усилий, чтобы их объединить. Но мы должны это сделать.

Потому что, чем больше стран с взаимодополняющими преимуществами и возможностями смогут объединиться для достижения общих целей, тем лучше.

В этом и заключается миссия альянса стран, который мы называем “четверкой” – Австралии, Индии, США и Японии. Президент Байден недавно принимал у себя первый в истории саммит лидеров “четверки”. Мы разделяем видение независимого, открытого, инклюзивного и здорового Индо-Тихоокеанского региона, свободного от принуждения и основанного на демократических ценностях. У нас хорошая команда. И наше сотрудничество укрепит параллельные усилия по обеспечению безопасности в Восточном и Южно-Китайском морях, а также по расширению безопасного, доступного и эффективного производства вакцин и равного к ним доступа.

Еще один пример – углубление сотрудничества между НАТО и ЕС.  Более тесное сотрудничество по таким вопросам, как кибербезопасность, энергетическая безопасность, безопасность здоровья и защита критически важной инфраструктуры, поможет повысить нашу устойчивость и готовность к современным угрозам.  Также, отстаивая наши ценности, мы становимся сильнее.

Вспомним санкции, которые Соединенные Штаты недавно ввели вместе с Канадой, Европейским союзом и Соединенным Королевством в отношении лиц, причастных к зверствам, совершаемым против уйгуров в Синьцзяне. Ввиду ответных санкций, которые Китай ввел в отношении членов Европейского парламента и Комитета по политике и безопасности ЕС, ученых и аналитических центров, для нас становится еще более важно крепко держаться вместе, иначе мы рискуем послать сигнал о действенности запугиваний. Это также включает приверженность нашим партнерам в Европе, не являющимся членами НАТО, многие из которых продолжают твердо стоять с нами на передовой Североатлантического союза.

И мы будем создавать партнерства не только на уровне национальных правительств, но и частного сектора, гражданского общества, благотворительных организаций, городов и университетов.

Многообразное и широкое сотрудничество имеет важное значение для защиты всеобщего достояния – тех ресурсов, которыми все люди имеют право делиться и извлекать из них выгоду, и на которые сейчас посягают наши противники.

Возьмем 5G, где китайские технологии сопряжены с серьезными рисками слежки. Мы должны объединить технологические компании из таких стран, как Швеция, Финляндия, Южная Корея, США, и использовать государственные и частные инвестиции для создания безопасной и надежной альтернативы. Мы потратили десятилетия на развитие отношений со странами, разделяющими наши ценности, во всех частях земного шара.  Вот почему мы так много вложили в эти партнерские отношения, – чтобы мы могли объединиться, используя новаторские способы решения новых проблем, подобных этим.

Всем, кто сомневается в том, чего мы можем достичь, работая вместе, я бы указал на беспрецедентное сотрудничество ученых, которые делились сотнями последовательностей вирусного генома в разных учреждениях и странах – исследованиями, которые были необходимы для изобретения нескольких безопасных и эффективных вакцин от COVID-19 в рекордно краткие сроки. Самая первая из этих вакцин, одобренная Всемирной организацией здравоохранения, была изобретена врачом, родившимся в Турции, выросшим в Германии и ставшем соучредителем европейской фармацевтической компании, которая в партнерстве с американской компанией произвела вакцину.

Возможно, союзники и партнеры Америки, которые слушают меня сегодня, скажут: “Нам нужно знать, что мы можем от вас ожидать”. Потому что, как я уже говорил, за последние несколько лет доверие в какой-то степени пошатнулось.

Итак, позвольте мне откровенно рассказать о том, что Соединенные Штаты могут пообещать нашим союзникам и партнерам.

Когда наши союзники будут нести свою долю бремени, они обоснованно могут рассчитывать на право голоса при принятии решений. Мы принимаем это. Мы с самого начала и постоянно будем консультироваться с нашими друзьями. Это ключевая часть внешней политики администрации Байдена-Харрис, и изменение, которое наши союзники уже видят и ценят.

Мы будем рассматривать усилия наших союзников по развитию стратегического потенциала как актив, а не угрозу. Более сильные союзники создают более сильные союзы. И по мере того, как США развивают наш стратегический потенциал для противодействия угрозам, о которых я сегодня говорил, мы будем следить за тем, чтобы он оставался совместимым с нашими альянсами и способствовал укреплению безопасности наших союзников. Взамен мы попросим от наших союзников того же.

Соединенные Штаты не будут заставлять наших союзников делать выбор в отношениях с Китаем по принципу “мы или они”. Нет никаких сомнений в том, что характер политики принуждения, которую проводит Китай, угрожает нашей коллективной безопасности и процветанию, и что она направлена на подрыв правил международной системы и общих для нас и наших союзников ценностей. Однако это не значит, что страны не могут сотрудничать с Китаем там, где это возможно, например в противостоянии таким вызовам, как изменение климата и безопасность здоровья.

Мы знаем, что у наших союзников многовекторные интересы с Китаем, которые не всегда идеально совпадают с нашими. Но нам нужно решать эти проблемы вместе. Это означает проводить работу с нашими союзниками с тем, чтобы закрыть пробелы в таких областях, как технологии и инфраструктура, которые Китай использует для оказания принудительного давления. Мы будем полагаться на инновации, а не на ультиматумы. Если мы будем работать вместе, чтобы воплотить в жизнь наше позитивное видение международного порядка, — если мы будем выступать за свободную и открытую систему, которая, как мы знаем, обеспечивает наилучшие условия для человеческой изобретательности, достоинства и связей, — мы уверены, что сможем победить Китай на любом игровом поле.

Мы постоянно будем делать свой вклад, но и также признавать вклад наших союзников. Откровенно говоря, этот вопрос часто вызывал споры, особенно в трансатлантических отношениях. Мы признаем значительный прогресс, достигнутый многими нашими союзниками по НАТО в увеличении инвестиций в оборону, в том числе прогресс в выполнении Уэльского обязательства о выделении двух процентов ВВП на оборонные расходы к 2024 году. Полное выполнение этих обязательств имеет решающее значение. Но мы также признаем необходимость более целостного взгляда на разделение бремени. Ни одна сумма полностью не отражает вклад страны в защиту нашей коллективной безопасности и интересов, особенно в мире, где все большее число угроз не может быть отражено с помощью военной силы. Мы должны признать, что, поскольку союзники обладают разными возможностями и сильными сторонами, они по-разному несут свою долю бремени. Это не означает отказ от целей, которые мы поставили перед собой, или сворачивание действий. Фактически, общие угрозы, с которыми мы сталкиваемся, требуют от нас большего.

Необходимо проводить эти сложные беседы и даже обсуждать разногласия, в то же время относясь друг к другу с уважением. В последние годы в США мы забыли о том, кто входит в круг наших друзей. Но это уже изменилось.

США будут применять силу осмотрительно, особенно военную силу, для урегулирования конфликтов в других странах. Мы будем избегать нарушения баланса между нашими нравственными целями и рисками, которые мы готовы на себя взять ради их реализации, так как когда мы несем чрезмерную нагрузку, это мешает нам уделять внимание другим вопросам, оказывающим наибольшее влияние на жизни американцев.

И последнее – некоторые союзники задают себе вопрос о том, является ли долгосрочной наша приверженность делу обеспечения их безопасности. Они слышат, как мы говорим: “Америка вернулась” и задаются вопросом – надолго ли?

Это справедливый вопрос, и я на него отвечу.

Большинство американцев из обеих политических партий не просто поддерживают наши союзнические отношения несмотря на то, что по многим другим вопросам они придерживаются позиции партии. Именно по той же причине конгрессмены от Республиканской и Демократической партий регулярно уверяют наших союзников в том, что наши обязательства неизменны. Это связано с тем, что мы воспринимаем отношения с союзниками не как бремя, а как способ помогать друг другу влиять на мир так, чтобы он отражал наши ценности и интересы.

Для того, чтобы эффективно поддерживать друг друга, мы, удостоившиеся чести представлять США на мировой арене, должны удостовериться в том, что наши отношения с союзниками работают на благо американского народа. Об этом нельзя забывать.

Необходимо продемонстрировать не только то, от чего наши союзнические отношения нас защищают, но и то, за что они стоят: за право каждого на достойное и уважительное отношение, а также на уважение своих основных свобод. Тот факт, что наша внешняя политика отражает состояние мира, не означает, что мы не можем продолжать влиять на мир, делая его более безопасным, более мирным, более справедливым и равноправным, с более здоровым населением, более крепкими демократическими системами и большим количеством возможностей для более широкого круга граждан.

Иными словами, необходимо иметь положительное видение того, каким образом мы можем объединиться ради общего дела. Это одно из наших главных преимуществ, а нашим соперникам в этой сфере нечего предложить.

Именно поэтому в наших интересах выступать в качестве надежных партнеров, тем самым содействуя удовлетворению потребностей собственного населения. Без поддержания эффективных союзнических отношений невозможно проводить внешнюю политику, из которой извлекут пользу американцы. И если мы не продемонстрируем, в чем заключается ее польза, то мы не сможем поддерживать эффективные союзнические отношения.

Семьдесят лет тому назад солдат, который проходил подготовку в Форт-Дикс, штат Нью-Джерси, написал письмо Дуайту Эйзенхауэру, который в те годы занимал должность первого главнокомандующего силами союзников в Европе. В своем письме солдат спросил Эйзенхауэра, заключается ли весь смысл его службы в армии в том, чтобы “убивать или быть убитым”.

Эйзенхауэр был опытным реалистом. Он видел войну своими глазами. Он также четко понимал, что решение об отправке американских солдат для защиты наших союзников – это вопрос жизни и смерти. Однако он все равно считал, как он написал в своем ответе солдату, что – я цитирую – “Настоящая цель, стоящая перед человеком, охватывает намного больше, что-то более конструктивное, чем выживание сильнейших”.

Он писал, что США и союзникам пришлось совместно работать над созданием системы, основанной на общих ценностях. Его слова были отсылкой к общим ценностям, которыми американцы руководствовались в повседневной жизни. Как сказал Эйзенхауэр: “Мы стремимся наиболее порядочным, справедливым и равноправным путем решить те многочисленные проблемы, с которыми мы постоянно сталкиваемся”.  Это отнюдь не подразумевает решение всех проблем на свете. Это означает, что в ходе решении проблемы нельзя забывать о наших ценностях, которые одновременно являются источником силы и скромности. Эйзенхауэр написал солдату о своей надежде на то, что его слова дадут ему дадут повод “для некоторого оптимизма и веры”.

Конечно, Эйзенхауэр не мог себе представить, с какими проблемами мы столкнемся сегодня. Но он понимал, что какие бы новые угрозы не появлялись, мы бы хотели бороться с ними вместе с партнерами, с которыми мы разделяем наши ценности.

Прошлый год оказался одним из самых тяжелых в истории наших государств, и мы еще не преодолели этот кризис – хотя появились реальные основания для надежды. Но наше сотрудничество с союзниками и партнерами – это не только повод для некоторого оптимизма и веры. Оно указывает нам предстоящий путь: вместе, опираясь на общие ценности, мы будем восстанавливать отношения с союзниками и партнерами и делать их еще сильнее. Если мы это сделаем, то для нас не будет непреодолимых препятствий. Благодарю вас за внимание.

24 марта 2021

Этот перевод предоставляется для удобства пользователей, и только оригинальный английский текст следует считать официальным.

 

 

Оставить комментарий

avatar
Новости

Лондон надеется на улучшение отношений с Москвой. Об этом заявил премьер-министр Великобритании Бори [...]

Полиция задержала директора департамента бюджетной политики в отраслях экономики Министерства финанс [...]

Резидента Comedy Club Гарика Харламова заметили в Санкт-Петербурге на матче сборной России со сборно [...]

Два вооруженных боевых корабля НАТО зашли в Черное море. Отмечается, что в черноморские воды вошел б [...]

Президент Белоруссии Александр Лукашенко захотел обучить население страны навыкам обращения со стрел [...]

Греческий теннисист Стефанос Циципас рассказал, что его бабушка умерла за пять минут до финала «Рола [...]

Пилот американских авиалиний обнаружил пугающую записку, которую оставил его коллега внутри самолета [...]

В Московской области усилили коронавирусные ограничения из-за роста числа заболевших. Согласно поста [...]

Экипаж самолета Ryanair, на борту которого был основатель Telegram-канала NEXTA Роман Протасевич, не [...]

Россиян, которые не переболели COVID-19 и не прошли вакцинацию, нельзя пускать в самолетs из-за повы [...]

Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба назвал два условия для запуска газопровода «Северный [...]

Британская королева Елизавета II назвала две причины, по которым она могла бы отказаться от престола [...]

Правительство России выделило более 127 миллионов рублей на повышение зарплат космонавтов. Деньги вы [...]

Российский арбитр Сергей Карасев обслужит матч второго тура группового этапа чемпионата Европы по фу [...]

Суд Партизанского района Минска отказал в удовлетворении жалобы на задержание россиянки Софьи Сапеги [...]

Президент России Владимир Путин обратился к новому премьер-министру Израиля Нафтали Беннету, поздрав [...]

ВОПРОСЫ ПРОСТОДУШНОГО

 

Что будет, если 

Бог устанет от

глупости  людей ?

 

 

 

Почему Кремль согласился

на интервью президента NBC ?

В подобных случаях важней

и проще давать интервью

печатным СМИ США...

 

На Фейсбуке:

Igor Mikhaylov

Сайт создан irsolo.com