Помимо энергетического кризиса Европа сталкивается с растущим китайским импортом и угрозой трамповских пошлин, пишет The Economist. Евросоюз должен выработать собственную экономическую политику, наиболее подобающую текущему моменту.

Европа в принципе не славится динамизмом, но сегодня она выглядит застойной по любым меркам. Измученная энергетическим шоком от начавшейся в 2022 году российской спецоперации на Украине европейская экономика за это десятилетие выросла всего на 4% по сравнению с 8% в Америке, причем с конца 2022 года ни Европейский союз, ни Великобритания вообще не растут. Словно этого мало, Европу захлестнула волна дешевого импорта из Китая, который, может, и приносит пользу потребителям, но вредит производителям и усугубляет общественные и промышленные трения. А через год Дональд Трамп может вернуться в Белый дом и обложить европейский экспорт огромными пошлинами.

Время для невзгод Европе выпало крайне неудачное. Континенту необходим сильный рост, чтобы профинансировать увеличенные расходы на оборону (особенно с учетом того, что американская поддержка Украины иссякла), а также чтобы достичь поставленных целей в области “зеленой” энергетики. Европейские избиратели все больше разочаровываются и тяготеют к крайне правым партиям, таким как “Альтернатива для Германии”. Наконец, не исчезли и давние препятствия экономическому росту — стремительно стареющее население, чрезвычайная власть контрольно-надзорных органов и недостаточная интеграция рынка.

В европейских столицах закипела бурная деятельность: правительства пытаются как-то откликнуться. Оно и немудрено. Хотя потрясения, угрожающие Европе, и возникли за рубежом, ошибки европейских политиков могут значительно усугубить ущерб.

Хорошая новость в том, что энергетический шок уже слабеет: цены на газ упали далеко от болезненных пиковых значений. Увы, остальные неурядицы только начинаются. На фоне замедления экономики и дефляции правительству Китая необходимо стимулировать ничтожное внутреннее потребление домашних хозяйств, которое могло бы заменить инвестиции в недвижимость в качестве основного источника спроса. Однако вместо этого президент Си Цзиньпин воспользовался субсидиями для стимулирования производства, хотя на Китай и так уже и приходится около трети мирового выпуска товаров. Он рассчитывает, что экономический рост поддержат иностранные потребители.

Основное внимание Китай уделяет экологически чистым товарам — в первую очередь электромобилям, где его доля мирового рынка может к 2030 году удвоиться до трети. Это положит конец господству таких крупнейших национальных компаний Европы, как Volkswagen и Stellantis (чей крупнейший акционер Exor также частично владеет материнской компанией, владеющей журналом The Economist). Европейские производители – от ветряных турбин до железнодорожного оборудования – тоже нервно поглядывают на восток.

А после ноября они могут обратить внимание еще и на запад. В свой прошлый срок в Белом доме Трамп ввел пошлины на импорт стали и алюминия (в том числе и из Европы), вынудив ЕС принять ответные меры против мотоциклов и виски, пока в 2021 году президент Джо Байден не заключил непростое перемирие. Сегодня Трамп угрожает обложить десятипроцентной пошлиной весь импорт, а его советники говорят о необходимости пойти еще дальше.

Очередной виток торговой войны угрожает европейским экспортерам, чей объем продаж в Америке в 2023 году составил 500 миллиардов евро (540 миллиардов долларов). Давний пунктик Трампа — двусторонний торговый баланс, а это значит, что естественными мишенями станут 20 (из 27) членов ЕС с торговым профицитом. Кроме того, его команда возмущена европейскими цифровыми сборами, налогом на выбросы углерода и налогами на добавленную стоимость.

Чем предстоит ответить Европе? Путь вперед усеян ловушками. Одна из возможных ошибок — это придерживаться чересчур жесткой экономической политики в момент уязвимости. Эту ошибку Европейский центральный банк уже допускал. В последние годы он закономерно боролся с инфляцией, повышая процентные ставки. Но в отличие от Америки, которая тратит деньги направо и налево, правительства Европы лучше следят за бюджетным балансом — это должно охладить экономику, тогда как дешевые китайские товары снизят инфляцию напрямую. Это даст центральным банкам Европы шанс снизить процентные ставки в поддержку экономического роста. Справиться с внешними потрясениями будет легче, если центральные банки не дадут экономике скатиться в спад, который помешает уволенным работникам найти новую работу.

Еще одна ловушка — слепо копировать американский и китайский протекционизм и предоставлять щедрые субсидии намеченным отраслям. В войне субсидий не бывает победителей, поскольку скудные ресурсы растрачиваются впустую. В самой Европе страны уже пустились в гонку уступок. Недавние экономические проблемы Китая демонстрируют недостатки, а не достоинства чрезмерного государственного планирования. Промышленная политика Америки не впечатлила избирателей, как надеялся президент Байден, а пошлины уничтожили рабочих мест больше, чем создали.

Торговля же, наоборот, обогащает экономику, даже если партнеры придерживаются протекционистского подхода. Производственный бум в Америке — это шанс для европейских производителей наладить поставку комплектующих. Дешевый импорт из Китая облегчит переход к “зеленой” энергетике и станет облегчением для потребителей, пострадавших во время энергетического кризиса. Избирательный и пропорциональный ответ протекционизму может быть оправдан, чтобы отвадить Америку и Китай от дальнейшего нарушения глобальных торговых потоков. Но даже это дорого обойдется европейской экономике, не говоря уже об ущербе намеченным целям.

Вместо этого Европа должна выработать собственную экономическую политику, наиболее подобающую текущему моменту. Америка заваливает промышленность государственными деньгами, а Европа должна тратить их на инфраструктуру, образование, исследования и разработки.Вместо того чтобы подражать китайскому интервенционизму, Европе следует учесть выгоды тех же китайских фирм от обширного внутреннего рынка. Интеграция европейского рынка услуг, где торговля по-прежнему сталкивается со сложностями, обеспечит компаниям рост, вознаградит инновации и возместит часть потерянных рабочих мест в промышленности. ЕС должен облегчить обременительное и разрозненное нормативно-правовое законодательство, которое мешает развитию сферы услуг. Тот же эффект возымеет и объединение рынков капитала — в том числе в Лондоне. Европейские дипломаты должны подписывать торговые соглашения при любой возможности, а не идти на поводу у фермеров и откладывать их в долгий ящик, как это было на недавних переговорах. Объединение электросетей придаст экономике устойчивость к энергетическим потрясениям и смягчит “зеленый” переход. Столь открытая программа в нашу эпоху протекционизма может показаться наивностью. Но именно глубокие и открытые рынки предлагают Европе потенциал роста в переменчивом мире. На фоне потрясений политикам непозволительно отрываться от реальности и заниматься прожектерством.

Первоначально данный перевод был опубликован на сайте ИНОСМИ.

Оставить комментарий

avatar
Новости

Вопросы  простодушного

 

Вы помните, что Украина

вошла в СССР :

без  Харькова и Херсона,

без Одессы и Донецка,

без Луганска и, конечно,

без Крыма,

не было у нее в 1922 году и

Львова... Вы, помните ?

 

 

Глава МИД С.Лавров

заявил, что США

продолжают покупать у России

"уран и другие критические

материалы". А зачем

Россия продолжает

их продавать США ?

 

Регистрационный

номер СМИ :

№ ФС 77-81400

__________

На Фейсбуке:

Igor Mikhaylov