Из архива «Ракурса»

The Huffington Post (США)

Провальная американская (двухпартийная) политика в отношении России

Стивен Коэн

28.02.2012

Соединённые Штаты и Россия находятся на потенциально роковом перекрестке своих отношений. Спустя двадцать лет после исчезновения Советского Союза, отношения демонстрируют больше элементов холодной войны, чем устойчивого сотрудничества. Более того, последние события, включая президентские кампании и другие политические перемены, происходящие в обеих странах, вскоре могут ещё больше испортить отношения.

 

Но пока что в Соединённых Штатах фактически нет никакого серьезного обсуждения, определённо никаких дебатов о политике Америки по отношению к России. Этот сбой нашего демократического процесса, в особенности наших политических и медиа- институтов, резко контрастирует с жестоким дебатами по российской политике, происходившими в Конгрессе, национальных СМИ, научном сообществе, аналитических центрах, и даже среди широких масс, в 1970-х и 80-х годах.

 

В результате, серьёзная критика политики Вашингтона в отношении Москвы, которая должна выражаться публично, американцами, а не русскими, не получает отражения в нашей господствующей политической жизни и СМИ. Сегодня я изложу здесь такой критический взгляд – очень сжато и откровенно. Я делаю это как учёный, который 50 лет изучал историю и политику России, и как американский патриот. Большая часть из того, что я должен сказать – не вопрос личного мнения, но исторической и политической реальности. Кратко это можно изложить в пяти основных пунктах.

 

Первое: Сегодня, как и прежде, дорога к американской национальной безопасности пролегает через Москву. Никакие другие американские двусторонние отношения не являются более важными. Причины, которые должны быть известны каждому разработчику стратегии (хотя, кажется, на самом деле это не так):

 

— Огромные запасы ядерного и другого оружия массового уничтожения делают Россию единственной страной, способной уничтожить Соединенные Штаты. В тоже время её правительство, наряду с нашим, – единственные правительства, которым принадлежит ключевая роль в предотвращении распространения этого оружия;

 

— Кроме того, непропорционально высока российская доля в важнейших мировых природных ресурсах; это не только нефть и природный газ, но и металлы, плодородная земля, древесина, пресная вода, и прочее, что даёт Москве решающую роль в глобальной экономике;

 

— Нельзя также забывать о талантливых и националистично настроенных — даже в лихую годину — русских людях и их отношении к внешнему миру. Это также означает, что Россия будет играть главную роль в мире;

 

— И, в значительной мере, исходя из этих обстоятельств, у Москвы особенная способность поощрять или противодействовать интересам Соединённых Штатов во многих регионах мира, от Афганистана, Ирана, Северной Кореи и Китая до Европы, всего Ближнего Востока и Латинской Америки.

 

Короче говоря, эти неизбежные реалии означают, что партнерские отношения с Россией крайне важны для американской национальной безопасности.

 

Второе: Сегодня не существует настоящего Российско-Американского партнерства. Как не существовало его со времён распада Советского Союза, произошедшего в 1991 году, несмотря на периодические (в основном декоративные) заявления по этому поводу в Вашингтоне. В самом деле, сегодняшнее сотрудничество между Вашингтоном и Москвой гораздо менее существенно, чем в поздние годы Холодной войны при президентах Рональде Рейгане, Джордже Буше старшем и Михаиле Горбачёве. Что ещё хуже, наиболее важные элементы сотрудничества из существующих – по Афганистану, Ирану и ядерным вооружениям – хрупки и могут вскоре исчезнуть.

 

Короче говоря, Соединённые Штаты на сегодняшний день значительно дальше от отношений партнерства, чем это было двадцать лет назад.

 

Третье: Кто, спрашивается, виновен в историческом провале установления партнерства между Америкой и пост-советской Россией? В Соединённых Штатах в этом повсеместно обвиняют исключительно Москву. Но в действительности это не так. Было три возможности установить такие деловые связи, от которых невозможно было отказаться. Все три были утеряны, и утеряны в Вашингтоне, а не в Москве.

 

— Первая возможность последовала сразу после кончины Советского Союза в 1990-м году. Вместо этого, администрация Клинтона приняла на вооружение агрессивно-триумфальный тон по отношению к Москве. Та администрация попыталась диктовать посткоммунистическому правительству России и превратить её в государство-сателлит США. Она продвинула возглавляемый США военный альянс НАТО в бывшую зону безопасности России. Она бомбила единственного оставшегося союзника Москвы в Европе – Сербию. И попутно администрация Клинтона нарушила стратегические обещания, данные Москве;

 

— Вторая возможность для установления партнерских отношений наступила после 9/11, когда администрация Буша отплатила российскому президенту Владимиру Путину за выдающуюся помощь в войне Соединённых Штатов против Талибана в Афганистане дальнейшим расширением НАТО до российских границ и односторонним выходом из договора 1972 года по ПРО, который Москва считала опорой своей ядерной безопасности;

 

— Сейчас, начиная с 2008 года, администрация Обамы безрассудно проматывает свою третью возможность, свою собственную «перезагрузку», отказываясь отвечать на уступки Москвы по Афганистану и Ирану соответствующими соглашениями по главным для России приоритетам – в вопросах о расширении НАТО и противоракетной обороне.

 

Короче говоря, за последние двадцать лет в Вашингтоне, а не в Москве, была потеряна или теряется сейчас каждый шанс для возможности американо-российского партнерства.

 

Четвертое: Мы должны спросить, как объяснить столь неблагоразумную политику в течение столь долгого периода? Главное объяснение, – подход к принятию политических решений, или идеология, объединившая в себя худшее наследие Холодной войны с наихудшей американской реакцией на конец Советского Союза:

 

— Два самых последовательных (и самых вредных) решения Вашингтона в отношении пост-советской России продолжили милитаристский подход Холодной войны: продвижение НАТО на восток и строительство ракетных установок вблизи российских границ;

 

— В то же время, чрезмерно заносчивая реакция Вашингтона на смерть Советского государства породила дипломатический подход в стиле «победитель получает всё», который был почти агрессивным. Рассмотрим три основных компонента этой так называемой дипломатии:

 

  1. Видимо, исходя из того, что интересы России за рубежом менее законны, чем американские, в отношениях с Москвой Вашингтон действовал, придерживаясь двойных стандартов. Очевидным примером является то, что, создавая зону обширного военного и политического влияния США и НАТО вокруг России, Вашингтон категорически осуждает любые поиски Москвой своей зоны безопасности, даже в пределах собственных границ.
  2. Аналогичным образом, американские переговоры по важным вопросам были основаны на посылке (так называемое «выборочное сотрудничество»), что Москва должна сделать все главные уступки, в то время как Вашингтон не сделает ни одной. И в редких случаях, когда Вашингтон обещал пойти на крупные уступки, он отказывался от них; расширение НАТО на восток было только первой ступенью.
  3. Тем временем, по-видимому, основываясь на предположении, что политическая независимость России у себя дома менее значима, чем наша собственная независимость, Вашингтон следовал курсу навязывания мер по «продвижению демократии», грубо вторгаясь во внутренние дела Москвы. Такая практика началась в 90-е годы с, фактически, директив московским министрам из Вашингтона и легионов американских «советников», и продолжается сейчас, когда, к примеру, американский вице-президент занимается в Москве лоббированием против возвращения Путина в качестве президента, или когда новый американский посол совершенно несвоевременно встречается с руководителями московских уличных протестов.

 

Короче говоря, когда обвинют Путина в анти-американизме России, так, как это делает Госдеп США и средства массовой информации, игнорируют настоящую причину: в течение двадцати лет американская военная и дипломатическая политика убеждала большую часть российского политического класса (и интеллигенцию) в том, что намерения Вашингтона агрессивны, вероломны и постоянно усиливаются – ничего похожего на партнерство. (В этом контексте, часть российской элиты критиковала Путина за его «про-американскую позицию»).

 

Пятое: Вся эта неблагоразумная, контрпродуктивная политика США в отношении России не является отличительной чертой Демократической либо Республиканской партии. Она была двухпартийной, устанавливаемой и проводимой демократическими и республиканскими президентами и такими же конгрессами. Это был, что называется, в полном смысле двухпартийный провал американских руководителей и стратегов.

 

К этому необходимо прибавить соучастие СМИ:

 

— С 90-х годов освещение России прессой стало прискорбно менее профессиональным, чем было во времена Советского Союза. Оно стало более идеологическим, менее разнообразным с точки зрения источников и ракурсов, менее восприимчивым к нестандартным мнениям, менее внимательным к необходимости различать репортажи и новостной анализ, и, что еще хуже, менее реалистичным и достоверным;

 

— Освещение в прессе было также менее независимым от официального политического курса, чем это было во времена Советского Союза. В 90-е годы изложение событий ведущими средствами массовой информации едва ли отличалось от позиции Белого Дома, который поддерживал российского президента Бориса Ельцина. В последние годы тон СМИ стал, как и в Вашингтоне, радикально анти-путинским;

 

— Действительно, анализ российской политики в СМИ был практически полностью заменён рефлекторным шельмованием Путина, отождествлением его с Саддамом, Каддафи и даже Сталиным, и основывается на беспорядочной мешанине не подкреплённых фактами и не обоснованных утверждений;

 

— К примеру, демонтаж российской демократии, образование коррумпированной финансовой олигархии (являющейся главным препятствием для демократии) и убийства журналистов начались не при Путине, занявшем президентский пост в 2000-м году, а при Ельцине в 90-х годах. И нет никаких фактов и логики, подтверждающих шаблонные утверждения американской прессы о том, что Путин персонально отвечает за убийства журналистки Анны Политковской, Александра Литвиненко — предполагаемого перебежчика из КГБ в Лондон, или любого другого его политического оппонента в России.

 

Ни одно из этих проявлений журналистской недобросовестности не связано с американской системой принятия политических решений. Они загрязнили американское публичное обсуждение России методами, поощряющими наихудшие побуждения наших политических деятелей и практически отвергающими любой пересмотр американской политики.

 

 

К новой политике в отношении России

 

 

Соединённым Штатам, совершенно очевидно, необходима принципиально иная политика в отношении России. При правильном подходе, партнерство с Москвой до сих пор возможно, независимо от того, кто окажется в Белом Доме или Кремле после выборов этого года. Но окно возможностей закрывается — не только из-за факторов, упомянутых мною ранее, но также из-за того, что Москва всё более подозрительна в отношении Вашингтона, а также потому, что Москве больше ничего не нужно от Соединённых Штатов, за исключением военной безопасности. Всё остальное, включая модернизацию фондов, технологий и рынка, Россия может извлечь из своего процветающего партнёрства с Китаем и Европой.

 

Политика Америки в отношении России срочно нуждается, по меньшей мере, в четырёх коренных изменениях, основанных на новом мышлении. Опять же, излагаю вкратце:

 

  1. Политика должна быть демилитаризирована в пользу политической дипломатии. А руководящим дипломатическим принципом должно стать признание равенства России с Соединёнными Штатами как суверенного государства и признанной великой державы. Это означает, в частности, что одни и те же правила международного общения применяются одинаково как к Вашингтону, так и к Москве, и что переговоры требуют взаимных уступок, как приличествует партнерам. Такой подход со стороны Америки почти наверняка приведёт к новым, расширенным областям сотрудничества.
  2. Однако, жизненно важное сотрудничество не будет возможным (или устойчивым), пока Вашингтон будет продолжать расширение НАТО к границам России. Это необходимо остановить, что означает прекращение всякого дальнейшего поощрения членства Грузии или Украины. Членства для любого, что пересекло бы заявленные Москвой «красные линии». Опосредованная Американо-Российская война в Грузии, в августе 2008-го, рисковавшая превратиться в ядерное противостояние, вроде Карибского ракетного кризиса 1962 года, была очевидным предупреждением. (Россия имеет право — как заявили в отношении себя во время того кризиса Соединённые Штаты — быть свободной от угрозы военных баз вблизи своей территории).
  3. Но тринадцатилетнее расширение НАТО к границам России уже превратило в установленную практику наихудший геополитический и чреватый вооружённым столкновением американо-российский конфликт. Новых членов НАТО исключить нельзя, но Вашингтон мог бы теперь соблюсти свое обещание, уже нарушенное, что эти страны не будут размещать у себя ни американских, ни натовских военных сооружений. Соблюдение этого поручительства на самом деле демилитаризовало бы расширение НАТО и значительно уменьшило бы беспокойство Москвы, возмущение и сопротивление новым формам сотрудничества в области безопасности, включающим в себя противоракетную оборону и более глубокое ядерное разоружение с обеих сторон.
  4. Наконец, мероприятия по «содействию демократии» в России также должны быть прекращены. Множество сторонников этой американской политики искренне верят в неё, но это неправильно во всех отношениях:

 

— Мы, Соединённые Штаты, не имеем ни права, ни мудрости, ни возможности вмешиваться столь неприкрыто или глубоко во внутренние дела другой великой нации, особенно той, история которой гораздо старше нашей, отлична от нашей и не менее величественна, чем наша собственная. (Русские показали, что они знают, как демократизировать свою страну. Предполагать, что это не так – высокомерие и унижение нации.)

 

— Что еще хуже, «продвигатели демократии» и спонсируемые ими лидеры оппозиции двигаются в крайне безрассудном направлении. Все чаще они говорят о «делегитимизации» и «дестабилизации» политической системы России, даже о «революции», причём не задаваясь вопросом, что это будет означать для огромного государства с однозначно не определённым контролем за своим огромным, разбросанным арсеналом оружия массового уничтожения. Когда в 1991-м году Российское государство неожиданно распалось, такого рода катастрофы удалось избежать. Но чудеса редко случаются дважды.

 

Предлагаемые мною изменения в политике, конечно же, вряд ли будут приняты. По прошествии двадцати лет многие американские капиталовложения были инвестированы в существующую политику, как бы плохо это не окончилось. Но недостаточно обвинять только лишь влиятельные политические и медиа круги. Критики давнего подхода Вашингтона к Москве тоже несут определенную ответственность: они не сражались за высшие национальные интересы.

 

Всё это слишком отличается от того, что было 40 лет назад, когда существовала такая организация, как «Американский комитет по согласию Восток-Запад». Имея штаб-квартиру в Вашингтоне, с правлением, состоящим из глав корпораций, академиков, интеллектуалов, политиков, ученных-ядерщиков, журналистов и представителей массовых движений, комитет боролся с нашими поборниками Холодной войны того времени на многих фронтах, от Конгресса до СМИ. В конце концов, эта борьба сделала возможным достигнутый в 80-х Рейганом и Горбачёвым прорыв. Где сейчас эти американцы и организации, когда, возможно, теряется последний шанс для американо-русского партнерства?

Первоначально данный материал был напечатан на сайте ИНО-СМИ.

 

 

Оставить комментарий

avatar
Новости

Вопросы  простодушного

и мысли мудрых

 

 

Срок полномочий

кровавого комика

Зеленского

в роли президента 

завершился ?

 

Вы помните, что Украина

вошла в СССР :

без  Харькова и Херсона,

без Одессы и Донецка,

без Луганска и, конечно,

без Крыма,

не было у нее в 1922 году и

Львова... Вы, помните ?

 

 

Глава МИД С.Лавров

заявил, что США

продолжают покупать у России

"уран и другие критические

материалы". А зачем

Россия продолжает

их продавать США ?

 

Регистрационный

номер СМИ :

№ ФС 77-81400

__________

На Фейсбуке:

Igor Mikhaylov