Американский стратег Колби считает, что США утратили однополярный статус. Вернуть его можно только войной с Китаем, но в сражении «один на один» Америке КНР не победить. По его мнению, нужен «стальной каркас» из нынешних союзников, и еще Вьетнама, Сингапура, Малайзии, Филиппин и Индонезии. Но пойдут ли они под антикитайские знамена США?

Foreign Affairs (США): США и военные вызовы им со стороны великих держав

20.11.2021

Эндрю Крепиневич, мл. (Andrew Krepinevich, Jr)

Как и многие представления последних 30 лет, идеи о том, что Соединенные Штаты одиноко замкнуты в своем прямом соперничестве с другими великими державами, оказались такими же устаревшими, как и сама холодная война. Вместо этого сменявшие друг друга администрации США начали провозглашать коллективную безопасность, исходя из того, что великие державы мира разделяют общие интересы в сохранении существующего международного порядка.

Лидеры США еще издавна и довольно активно пропагандировали коллективную безопасность, которая должна была последовать за борьбой отдельных великих держав друг с другом. После Первой мировой войны президент Вудро Вильсон настаивал на создании Лиги Наций, а в Пакте Келлога-Бриана 1928 года (Пакт Келлога — Бриана, Парижский пакт — договор об отказе от войны в качестве орудия национальной политики; получил название по именам инициаторов — министра иностранных дел Франции Аристида Бриана и госсекретаря США Фрэнка Келлога. Подписан 27 августа 1928 года представителями 15 государств — Прим. ИноСМИ) даже будущие державы Оси — Германия, Италия и Япония — присоединились к западным демократиям, отказавшись от войны как средства разрешения международных споров. Однако война на Дальнем Востоке началась всего три года спустя, а Вторая мировая война — менее чем через десять лет после подписания этого международного документа (так в тексте).

С приближением победы во Второй мировой войне президент Франклин Рузвельт повторил линию Вудро Вильсона. Призывая к созданию Организации Объединенных Наций, Рузвельт сделал ставку на то, что «четыре полицейских» — Соединенное Королевство, националистический Китай, Советская Россия и Соединенные Штаты — имеют достаточно общих интересов в области безопасности, чтобы поддерживать мир и порядок на планете. Но его надежды быстро развеялись из-за подчинения Иосифом Сталиным Восточной Европы и падения националистического Китая перед коммунистами.

После холодной войны картина повторилась еще раз. С поражением советского коммунизма администрация президента Билла Клинтона представила миру либерально-демократический порядок под руководством США, сосредоточенный вокруг «безопасности путем сотрудничества» и «партнерства во имя мира». В первые годы нынешнего столетия, несмотря на растущую напряженность в отношениях с Россией и Китаем, президент Джордж Буш заявил, что считает президента России Владимира Путина «заслуживающим доверия» и согласился с членством Китая во Всемирной торговой организации. Копируя этот подход Буша, президент Барак Обама попытался «перезагрузить» отношения с Россией, продолжая «налаживать отношения» с Китаем.

Однако к концу 2010-х годов стало все более очевидным, что эти усилия потерпели неудачу. Россия захватила Крым у Украины и поддержала своих марионеток в оккупации части Донбасса этой страны. И, несмотря на заверения в обратном, Китай милитаризовал острова Южно-Китайского моря. Если говорить простыми словами, то Китай и Россия оказались не заинтересованы в присоединении к международному порядку под руководством США. Они отвергли его уже давно. Просто у них до поры до времени не было средств, чтобы открыто оспорить это.

Отсюда происходит растущее осознание политиками США того, что «соревнование великих держав» после холодной войны никогда и не прекращалось. Это было формализовано в Стратегии национальной безопасности 2017 года, а соответствующие вызовы были уже полностью отражены в Стратегии национальной обороны 2018 года, в которой на первое место были поставлены растущие угрозы, исходящие от жаждущей реванша России и поднимающегося Китая. Тем не менее, несмотря на выявление этих угроз международному порядку, Совет национальной безопасности США тогда не разработал надежную новую стратегию для их устранения.

И вот сейчас этой задачей занялся один из главных архитекторов Стратегии национальной обороны, Элбридж Колби, который работал в администрации президента Дональда Трампа в качестве помощника министра обороны (Элбридж Колби — глава авторитетного американского военно-политического «мозгового центра» Marathon Initiative, в 2017-2019 г.г. помощник министра обороны США по стратегии и планированию — Прим. ИноСМИ). В своей книге «Стратегия отрицания: защита Америки в эпоху конфликта великих держав» (The Strategy of Denial, 2021, University Press) Колби излагает весьма своевременную и аргументированную новую позицию США в области обороны. Стратегия Колби сосредоточена на вековой давности цели Соединенных Штатов — помешать конкурирующей державе установить гегемонию на евразийском континенте. Колби признает, что «однополярная эпоха» для Соединенных Штатов закончилась, и предупреждает, что теперь мы сталкиваемся с «новой реальностью», в которой Вашингтон должен признать, что война между великими державами, «которая недавно казалась делом прошлого… теперь оказывается значительно более вероятной».

Проблема Тайваня

Описывая этот опасный новый мир, «Стратегия отрицания» затрагивает ряд тем, включая вызов, брошенный возрождающейся Россией в адрес НАТО, вполне сравнимый рост ядерных потенциалов великих держав, нестабильный Ближний Восток и глобальный терроризм. Однако абсолютно первостепенное внимание Колби уделяет Китаю. С тех пор, как в 2012 году к власти там пришел Председатель Си Цзиньпин, Китай задействовал свой быстрый экономический рост для приобретения передовых военных технологий, стремясь сравниться или даже превзойти потенциал США во многих областях. Колби пишет, что, как «честолюбивый гегемон», Китай может испытывать соблазн использовать свои все более боеспособные вооруженные силы для обеспечения своих «основных интересов», которые включают поглощение Тайваня и островов в пределах «линии из девяти черт» в Южно-Китайском море. Однако более вероятно, что Пекин рассчитывает, что без противодействия со стороны США его растущая военная мощь позволит ему также и «финляндизировать» соседние страны без прямого применения силы.

Колби утверждает, что для достижения этих целей Китай, скорее всего, будет придерживаться «целенаправленной и последовательной стратегии», изолируя страны-цели от эффективной поддержки США, а затем справляясь с ними по одной. Если эти усилия увенчаются успехом, Китай может предпринять попытку того, что Колби называет на военном языке fait accompli («свершившимся фактом»), против целевых территорий, таких как Тайвань.

В военной стратегии термин fait accompli описывает ситуацию, в которой агрессор быстро достигает своих целей, прежде чем против него может быть применена эффективная защита. Это также означает, что после захвата Китаем территорий попытки вернуть их будут рассматриваться жертвой и ее союзниками как неприемлемо затратные. Колби утверждает, что вторжение Китая на Тайвань в рамках стратегии fait accompli может создать в Азии новую реальность, во многом похожую на ту, в которой последовательные быстрые — и бескровные — захваты Адольфом Гитлером Австрии и остатков Чехословакии изменили военный баланс Европы и подорвали доверие западных демократий к Советской России.

Как считает Колби, даже если возглавляемая США коалиция сохранится после успешного осуществленного Китаем fait accompli в отношении Тайваня, военная кампания по отвоеванию этой страны у Пекина будет и очень дорогостоящей, и чрезвычайно сложной, и поэтому маловероятно, что она увенчается успехом. Следовательно, пишет Колби, Соединенные Штаты должны сделать все, что в их силах, чтобы удержать Китай от попытки осуществления стратегии «свершившегося факта» против Тайваня или любого другого американского союзника или квази-союзника в западной части Тихого океана. И если такое сдерживание не сработает, США должны отразить такую попытку Китая в момент нападения. Это и есть «стратегия отрицания», которую Колби и вынес в название своего нового труда.

Колби утверждает, что в случае успеха китайского fait accompli против Тайваня стратегия США, направленная на «наказание» Пекина, окажется неэффективной. Если Соединенные Штаты решатся на эскалацию противостояния, например, путем захвата китайских активов в других частях мира, или наложения на Китай полного экономического эмбарго, любого, даже высокого болевого порога, для Пекина будет недостаточно, чтобы заставить его отказаться от Тайваня. А если вместо этого Соединенные Штаты пойдут на обострение собственно военного компонента войны с Китаем — например, проведя крупномасштабные атаки на критически важную инфраструктуру Китая, — конфликт может трансформироваться из ограниченной в тотальную войну, в которой обе воюющие стороны понесут материальные и другие расходы, несопоставимые с любыми предполагаемыми выгодами.

Укрепление в регионе «стального каркаса»

По собственному мнению Колби, чтобы не допустить китайского fait accompli, потребуются огромные политические и военные ресурсы. Для начала Вашингтону необходимо будет начать играть гораздо более активную роль в Азии. А поскольку военного доминирования США в регионе больше не существует и оно не может быть быстро восстановлено, Соединенные Штаты не могут просто взять и заявить о своем намерении «повернуть» или «перебалансировать» свои политические и военные ресурсы в сторону западной части Тихого океана. Колби утверждает, что для установления благоприятного для США военного баланса в регионе Соединенным Штатам крайне необходимо создать «антигегемонистскую коалицию», совокупная военная мощь которой превосходила бы китайскую.

Новая коалиция, к созданию которой призывает Колби, не станет альянсом и, конечно же, не сможет позиционироваться новым вариантом НАТО. Вместо такой структуры он видит некую конфедерацию наций, включая союзников США и большую группу региональных партнеров. Колби представляет их себе как «стальной каркас» коалиции, сформированный союзниками Вашингтона, которые создают структуру, похожую на колесо — «с некоей втулкой в центре и отходящими от нее спицами», в качестве которых на данный момент могут выступать Австралия, Япония, Филиппины, Южная Корея, а также Тайвань. Эта центральная группа, возглавляемая Соединенными Штатами, должна быть поддержана более широким кругом партнеров по безопасности. Во главе списка перспективных объектов, по мнению Колби стоит Индия, великая держава и четвертый член все более заметной «четверки» QUAD, четырехстороннего диалога безопасности, в который также входят Австралия, Япония и США. Колби находит размеры Индонезии и ее стратегическое положение «весьма привлекательными», он также приветствовал бы Малайзию и Сингапур в качестве членов коалиции. Но он сомневается в отношении Вьетнама, который, хотя потенциально и может рассматриваться ценным участником коалиции, является очень уязвимым перед потенциальным китайским fait accompli, учитывая его протяженную общую сухопутную границу с Пекином.

Хотя Колби и утверждает, что Вашингтон должен взять на себя инициативу в формировании коалиции, он ясно понимает, что имеющиеся у Соединенных Штатов средства для этого ограничены. Он отмечает, что любая «стратегия отрицания» должна быть реалистичной в отношении того, что американские военные могут сделать, а чего не могут. Но несмотря на соблазн «придержать» ресурсы для противодействия другим глобальным угрозам, он предупреждает, что Вашингтон должен все-таки сосредоточить все внимание на Китае. Попытки поддержать антикитайскую коалицию «задешево» могут поставить под угрозу усилия по убеждению партнерских правительств в том, что Соединенные Штаты в отношении Китая «идут ва-банк». Колби утверждает, что если дело дойдет до конфликта, Соединенные Штаты должны занять позицию «тотальной войны» по отношению к Китаю и принять на себя повышенные риски в борьбе с другими угрозами. Признавая опасность российской агрессии против стран НАТО в Европе, он утверждает, что «свершившийся факт» со стороны Китая будет гораздо труднее повернуть вспять, чем аналогичный акт российской агрессии против одного из прифронтовых государств НАТО. Проще говоря, Соединенным Штатам «не следует рассчитывать суметь отмобилизовать, сформировать или развернуть свои вооруженные силы для одновременного осуществления любого другого сценария, который совпадал бы с войной с Китаем из-за Тайваня».

Колби утверждает, что если дело дойдет до военного конфликта, США должны пойти «ва-банк» в битве с Китаем

Как будет выглядеть стратегия «одной-единственной войны» в рамках антигегемонистской коалиции? В «Стратегии отрицания» Колби описывает ряд шагов, которые следует предпринять вооруженным силам США. Чтобы иметь возможность эффективно и быстро реагировать, американское военное присутствие в Индо-Тихоокеанском регионе необходимо будет увеличить. Учитывая риск атак по типу «Перл-Харбора» на несколько крупных действующих баз США в таких местах, как Гуам, Кадена в Японии и Осан в Южной Корее, он также выступает за рассредоточение сил США среди большего числа стран- членов коалиции. Такой шаг, отмечает Колби, также убедил бы принимающих американские войска партнеров по коалиции в приверженности США их военной защите.

Хотя основную цель антигегемонистской коалиции Колби видит в том, чтобы в первую очередь предупредить китайскую агрессию, он признает также и необходимость противостоять китайскому fait accompli с помощью силы, если меры сдерживания потерпят неудачу. Тем не менее, даже если военный ответ Китаю увенчается успехом, Пекин все равно сможет продолжить войну, возможно, путем мобилизации дополнительных сил для более разрушительного нападения на Тайвань или путем эскалации конфликта до более высокого уровня интенсивности. Но, по мнению Колби, Китай, вероятно, не захочет разворачивать более крупную и гораздо более дорогостоящую войну, так как в любом случае бремя ее эскалации ляжет на его плечи. Однако в том случае если он все же на это решится нельзя быть уверенным, что Соединенные Штаты и их союзники смогут победить китайское наступление на Тайвань, осуществляемое Пекином «с удвоенной силой». В настоящее время Китай производит вооружения, включая подводные лодки, самолеты, ракеты и военные корабли в объемах, значительно превосходящих уровень американского ВПК. Если война превратится в гонку за «перезарядку военных потенциалов», то вся антигегемонистская коалиция Колби в ее нынешнем виде с высокой степенью вероятности выйдет из этой смертельной гонки только второй.

Цена предотвращения угрозы

Как и все стратегии, стратегия отрицания Колби не лишена существенных рисков. Ведь до сих пор, когда США все больше внимания уделяют противостоянию с Китаем, союзники Вашингтона по НАТО не проявляют особой склонности к сокращению стратегического отставания от России. Если, как предполагает Колби, тот же Вьетнам останется вне новых механизмов безопасности США, он может стать быстрой жертвой китайской региональной экспансии, тем самым скомпрометировав антигегемонистскую коалицию еще до того, как ее основы будут надежно закреплены.

Однако, некоторые из основных членов, назначенных Колби в коалицию, похоже, обрели новую решимость объединиться против амбициозного азиатского гегемона. Япония пообещала увеличить — даже удвоить — процентную долю своего ВВП, выделяемую на оборону. Австралия стремится расширить свои главные военно-воздушные и военно-морские базы, чтобы принять у себя увеличенное военное присутствие США,  уже не опасаясь ввести в состав своего ВМФ атомные подводные лодки вместе с подписанием пакта безопасности AUKUS (Австралия-Соединенное Королевство-Соединенные Штаты). От Индии до Вьетнама, от Индонезии до Южной Кореи появляются признаки того, что антигегемонистская коалиция Колби — это не просто некое стремление, а вполне реальная возможность — если только Соединенные Штаты готовы взять на себя инициативу.

Тем не менее, даже с учетом этих обнадеживающих моментов, Колби предупреждает, что успех не будет «легким и дешевым». Соединенные Штаты не могут позволить себе удерживать свой оборонный бюджет практически на одном и том же уровне, чтобы их стратегия не превратилась в стратегию «ковбоя в большой шляпе, но без скота». Точно так же, после почти десятилетнего военно-интеллектуального штиля, Объединенный комитет начальников штабов США не может и дальше откладывать генерирование «военно-оперативной концепции» обороны западной части Тихого океана для наполнения содержанием приоритетов национального военного бюджета.

«Стратегия отрицания» показывает широту и глубину взглядов Колби на вызовы, создаваемые великими ревизионистскими мировыми державами для безопасности США и существующего миропорядка. Как и все серьезные стратегии, эта стратегия Колби признает, что ресурсы США ограничены и что Вашингтону необходимо делать трудный выбор. Короче говоря, хорошо продуманная и глубокая по содержанию «Стратегия отрицания» Элбриджа Колби обеспечивает превосходную и, как можно предполагать, важную отправную точку для безотлагательных и столь необходимых дальнейших дискуссий по стратегии национальной обороны США.

____________________________________________________________________________________

Эндрю Крепиневич, мл. — старший научный сотрудник Гудзоновского института и старший научный сотрудник Центра новой американской безопасности (Center for New American Security).

 

Оставить комментарий

avatar
Новости

Глава МИД Украины Дмитрий Кулеба назвал высокомерным предложение депутата от Социал-демократической [...]

Новый штамм коронавируса, получивший название «омикрон», вызывает необычные, однако относительно лег [...]

Российский боец ММА Александр Емельяненко после поражения от бразильского соперника Марсио Сантоса н [...]

Врач и телеведущий Александр Мясников сравнил инфекции с недобитым врагом и пояснил, что широкая дос [...]

Певец Дима Билан, приглашенный на одну из свадеб в Казахстане, попал на видео в пьяном виде. На кадр [...]

Глава МИД Украины Дмитрий Кулеба посчитал, что членство страны в Европейском союзе (ЕС) и НАТО являе [...]

Госдеп США стремится убедить демократов в Сенате заблокировать поправку к проекту оборонного бюджета [...]

Первые предвестники инсульта появляются за несколько недель до приступа, раскрыли специалисты Немецк [...]

Российский боец смешанного стиля (MMA) Александр Емельяненко уступил в главном поединке турнира AMC [...]

Посол России в США Анатолий Антонов заявил, что мнения о том, что Москва может якобы испугаться поте [...]

На выборах в местный совет в селе Дипакархар в округе Джамуи индийского штата Бихар выиграл умерший [...]

В Самарской области офицер выстрелил в солдата-срочника из пневматического оружия. Об этом «Газете.R [...]

Российский боец смешанного стиля (MMA) Олег Косинов одержал победу над соотечественником Артуром Про [...]

Посол России в Вашингтоне Анатолий Антонов объяснил, почему у США стремление оправдать провалы прези [...]

В сети появилось видео лучших моментов матча 16-го тура Российской премьер-лиги (РПЛ) между «Химками [...]

Посол России в США Анатолий Антонов оценил сообщения о возможном нападении России на Украину. По его [...]

Представитель Всемирной организации здравоохранения в России Мелита Вуйнович допустила, что новый шт [...]

Посол России в США Анатолий Антонов заявил об увеличении поставок американских вооружений на Украину [...]

Главный санитарный врач Англии Крис Уитти заявил, что вакцинации существующими препаратами от корона [...]

 

Вопрос простодушного

 

Кто позвал иммигрантов

в Европу в 2015 году ?

 

Если Украина заявляет,

что Россия -агрессор, что

они порвали с "русским миром",

может пора и Москве

 порвать с

нацистами  из Киева ?

 

 

Регистрационный

номер СМИ :

№ ФС 77-81400

__________

На Фейсбуке:

Igor Mikhaylov

Сайт создан irsolo.com